Клан Богдановых
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Среда, 14.11.2018, 23:36
Приветствую Вас Прохожий | RSS
Меню сайта
Категории раздела
О фамилии [2]
Семейные древа [1]
Статистика
Форма входа
Главная » Статьи » О фамилии

Почему и как стали складываться фамилии?
Княжеские фамилии создавались в значительной степени на основе прилагательных, указывающих на землю или удел, где княжил тот или иной князь: князь Оболенский с этой точки зрения сначала не отличался от короля французского. Однако, по мере превращения князей из независимых владетелей или полунезависимых вассалов великого князя в подданных государя всея Руси эти прилагательные отрывались от своей этимологии и становились фамилиями, указывающими уже не столько на владения князя, сколько на его происхождение из определенного рода. Князь Оболенский мог не иметь вовсе вотчин в Оболенском уезде, и, во всяком случае, они составляли лишь небольшую, порой не основную часть его владений, но по-прежнему так именовался. Прилагательное стало фамилией.

Для русских феодальных фамилий XV-XVI вв. характерно их разветвление. Почти каждая крупная боярская, княжеская или дворянская фамилия с течением времени распадалась на ряд новых. Особенно велико было разветвление в княжеских семьях. Типы разветвления были различны. Одни князья получали свои прозвания с формантом –ский по своим владениям, другие – с формантами –ов, -ев, -ин по именам (главным образом некалендарным) отцов и дедов. В каждом из княжеских родов обычно господствовал какой-то один тип разветвления, хотя встречались, как правило, оба. Так, большинство Оболенских носило патронимические (от имен предков) фамилии: Щепины, Немого, Телепневы, Овчинины, Кашины, Репнины и т.п. Это понятно: они еще в XIV в. перешли одними из первых на московскую службу, и их вотчины в родовом гнезде не сохранили черт удельных владений, а от их названий почти не образовывались фамилии. Иначе было дело у князей Белозерских: вплоть до 1-й пол. XVI в. они сохраняли под общим сюзеренитетом Москвы власть над своим княжеством. Их вотчины возникли в результате дробления на части старинного Белозерского княжеского домена, поэтому при разделах они и получали прозвания по своим вотчинам полуудельного типа: Андомские, Ухтомские, Кемские, Карголомские, Белосельские, Вадбольские и т.п.

Во 2-й пол. XV-сер. XVI вв. складываются фамилии у русских феодалов. Этот процесс не случайно совпал по времени с созданием единого государства. В небольших княжествах имени и отчества (порой с добавлением некалендарного имени) было достаточно, чтобы среди немногочисленных феодалов отличить одного от другого. Во второй же половине XV в. происходят глубокие изменения в структуре и организации господствующего класса: увеличивается его численность, разрастается аппарат государственной власти, устанавливается порядок прохождения службы. В этих условиях только имени и отчества было уже недостаточно для феодала. В едином государстве складывается сложное законодательство о выкупе и наследовании земельной собственности, наследственными фактически были и поместья. Для обоснования прав на наследование и выкуп требовалась принадлежность к определенному роду, а доказать ее могло лишь родовое прозвание.

В закреплении за феодалом фамилий было заинтересовано и государство. Установление обязательной для всех феодалов службы требовало делопроизводства, составления списков служилых людей, в которых запись их только по именам и отчествам могла привести к путанице. Некалендарное же имя не фиксировало принадлежности феодала к определенному роду. Последнее было особенно важным в связи со складыванием в конце XV-1-й пол. XVI в. системы местничества, при котором для обоснования своей позиции были наиболее ценными службы членов того же рода.

К XVII в. процесс складывания фамилий у феодалов закончился. Фамилия дворянина стала юридическим фактом, зачастую требовалось особое разрешение правительства для ее изменения .

Но если у представителей правящей верхушки и знати более или менее причины понятны, то причины отсутствия фамилий у крестьян (точнее – ОТСУТСТВИЯ ФАМИЛИЙ В ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ) непонятны совсем. Получается, что в XVI-XVII вв., уже имея «фамильные прозвища», спустя 50-100 лет, крестьяне ТАК И НЕ ПОЛУЧИЛИ фамилий в официальном порядке! Однако, СОХРАНИЛИ некоторые фамильные прозвища НА ПРОТЯЖЕНИИ 200 с лишним лет (т.е. до момента их официального признания). На этот вывод наталкивает опять-таки моя собственная фамилия. По всем фактам, найденным мною и приведенных в уже опубликованных исторических источниках, фамилия (или ОТЧЕСТВО) могла появиться на рубеже XVI-XVII вв. (в крайнем случае, в 1-й половине XVII в.). И КРЕСТЬЯНЕ в некоторых губерниях УЖЕ ПИСАЛИСЬ «с этой фамилией». Но ПОТОМ, в XVIII в. фамилия эта у крестьян ПОЧЕМУ-ТО исчезла, однако сохранилась в народной памяти (т.е. стала т.н. «уличной фамилией», передававшейся от отца к сыну)! Хранив эту фамилию-прозвище в семье на протяжении почти 150 лет, в 1-й половине XIX в. мои предки получили, наконец-то, возможность ОФИЦИАЛЬНО ее использовать!

Получается, что процесс (т.е. процесс образования фамилий), который протекал почти ОДИНАКОВО у всех слоев населения (только в разные периоды времени), у крестьян ВДРУГ ОКАЗАЛСЯ ЗАМОРОЖЕН на несколько сотен лет! Одну причину, на мой взгляд, следует искать в церковном расколе, имевшем место в сер. XVII столетия. Стремление к защите старых церковных порядков и обрядов выразилось в церковном проклятии и гонениям на ВСЕ СТАРОЕ (в т.ч., вероятно, и на старорусские имена и прозвища). Идеологи старообрядчества, защищая «старину» как таковую, косвенно поставили под удар и ПОЯВЛЯЮЩИЕСЯ в тот момент крестьянские фамилии (ибо крестьянство составляло ОСНОВНУЮ МАССУ движения). Любопытно, но жестокие преследования противников церковной реформы из среды «староверцев»-раскольников стали активно проводиться НЕ при Никоне, а ТОЛЬКО при Патриархе Иоакиме (1674-1690). Именно при Иоакиме в 1681 г. был сослан в Пустозерск протопоп Аввакум. В апреле 1682 г. пустозерские узники – Аввакум, Лазарь, Федор и Епифаний были сожжены. В мае 1682 г. вспыхнуло восстание стрельцов, поставившее у власти сестру Петра I Царевну Софью Алексеевну. Глава стрельцов – князь Иван Хованский – активно сочувствовал раскольникам.

Составители книги «Русское православие: вехи истории» прямо указывали: «Враждебность раскола официальной церкви и государству определялась отнюдь не расхождениями религиозно-обрядового характера».

Вывод же, сделанный в учебнике «Вспомогательные исторические дисциплины» не удовлетворяет простое любопытство и не отвечает понятию причины как таковой: «…основная масса населения в условиях господства натурального хозяйства НЕ НУЖДАЛАСЬ в фамилиях…» Попробую расшифровать. Помещик, владевший целыми селениями, в которых насчитывалось 100-500 душ крестьян, просто НЕ МОГ запомнить их имена/отчества, тем более, что порой у некоторых представителей они были одинаковы. Как же тогда помещик различал своих крестьян или это не требовалось? Для тех, кто НЕ ЖИЛ в своем имении, это более или менее понятно. И как тогда понять выражение "не нуждалось” с учетом приведенного мною довода о "сохранении в памяти народной” фамилии на протяжении 200 с лишним лет? Авторы учебника далее пишут: «…с введением при Петре I паспортов и более строгого учета населения все городское население и значительная часть черносошных (государственных) крестьян получили фамилии. Однако помещичьи крестьяне оставались без фамилий вплоть до отмены крепостного права». Но, в Московской губернии практически ВСЕ государственные (экономические) крестьяне и ямщики ВПЛОТЬ до начала XX в. НЕ ИМЕЛИ ФАМИЛИЙ! Кто же из крестьян и где тогда получил фамилии? Что это была за "значительная часть” черносошных крестьян?

Занимаясь родословием собственной семьи, я выяснил, что мои предки по отцовской линии (собственно Оленевы) в Рязанской губернии (Юго-Восток) писались с фамилией уже по VIII ревизии (1834). А деревенские жители Камышловского уезда Пермской губернии еще раньше, в 1822 г., уже носили эту фамилию! В то время как предки по материнской линии, проживавшие в Коломенском уезде (Юго-Восток), "получили” фамилию только спустя 16 лет, к 1850 г. (IX ревизия). А проживавшие в Клинском уезде (Северо-Запад) государственные ямщики, оставались без фамилий до 1897 г.! В Клинском уезде ВООБЩЕ ВСЕ государственные и помещичьи крестьяне писались «без фамилии». Фамилии же имели ТОЛЬКО те, кто проходил ВОЕННУЮ СЛУЖБУ! Практически не было фамилий и в Дмитровском уезде по данным X ревизии 1858 г. (только около 10 % всех помещичьих крестьян писались «с фамилией», да и то. 80 % от этого числа БЫЛИ ДВОРОВЫМИ, т.е. находились непосредственно ПРИ БАРИНЕ; те же, кто жил в отдалении – фамилий не имели) . Этот факт приводит к выводу о том, что те, кто жил при помещике (в основном ДВОРОВЫЕ), ВСЕ-ТАКИ НУЖДАЛИСЬ в том, чтобы их различали. Однако, вопрос о том, ЧТО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ПРОИЗОШЛО (скорее всего, в XVII в.) и КТО реально повлиял на эти события – тема отдельной статьи.

Примечательно и то, что в Московской губернии «бытовали» в основном т.н. «незамысловатые» фамилии, полученные от имен отцов (Евстигнеев, Александров, Петров и т.п.), а вот в Рязанской губернии использовались «старинные» фамилии, полученные от некалендарных прозвищ (Оленев, Житков, Мелёшин, Саласкин, Родин, Жителев, Живых и т.д.). Этот факт говорит только об одном: Московская губерния, как ЦЕНТР, ЗНАЧИТЕЛЬНО отставала от остальных губерний в таком прогрессивном деле, как распространение фамилий в официальных документах, т.е. была БОЛЕЕ КОНСЕРВАТИВНА в этом вопросе. Имело ли здесь место влияние (или желание) помещиков (т.е. насколько они были либеральны и образованны)? Или же все зависело от воли переписчика?

Получается, что ЧЕМ ДАЛЬШЕ от центра – тем БОЛЕЕ ПРОГРЕССИВНЫМ оказывалось сообщество помещиков! Получается, что распространение фамилий шло по ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНОМУ пути – от окраин к центру!

Категория: О фамилии | Добавил: bogdanov (30.11.2009)
Просмотров: 3146 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

© 2018 клан БогдановыхИспользуются технологии uCoz